ПопулярноеРедакцияСвежее
ЛучшееОбсуждаемое

Открывая облака Венеры

1
Плотные облака Венеры полностью видны на этом ультрафиолетовом снимке, полученном аппаратом Pioneer Venus Orbiter 5 февраля 1979 года. Давно известно, что они поглощают ультрафиолетовое излучение, но как именно и почему остаётся загадкой. Изображение: NASA

Какой бы яркой и великолепной ни казалась Венера невооруженным глазом, эта планета считается одним из величайших разочарований астрономии. Помимо её изменчивых фаз и всепоглощающего ослепительного облачного слоя, случайный наблюдатель может увидеть весьма мало деталей.

Знаменитый английский астроном-любитель Уильям Ф. Деннинг писал в своей статье «Telescopic Work for Starlight Evenings» (1891): «Когда телескоп направлен на Венеру, стоит признать, что результат навряд ли оправдает ожидание. Наблюдателей пленяет её внешняя красота, видимая невооруженным глазом, и они верят, что современные технологии значительно улучшат картину, …но надежда призрачна». Это утверждение сегодня верно также, как и в конце 19 века, когда Деннинг его высказал. Однако при достаточном усердии и наблюдениях с помощью продвинутых устройств при самых благоприятных условиях так называемая «планета любви» постепенно раскрывает свои тайны.

Космический телескоп «Хаббл» сделал этот ультрафиолетовый снимок Венеры 24 января 1995 года с расстояния в 113,6 млн км. Изображение: NASA | ESA | L. Esposito

Пытаться разглядеть Венеру на фоне тёмного неба — бесполезное занятие. Вместо этого продвинутые студенты наблюдают за ней в дневное время (или, по крайней мере, в период восхода или заката солнца), когда тщательное её изучение позволяет выявить некоторые особенности планеты. К ним относятся яркие остроконечные «шапки» и окаймляющие их тёмные «воротники», впервые замеченные в 1813 году зорким баварским астрономом Францем фон Паула Груйтуйзеном с помощью небольшого 5-сантиметрового рефрактора. Сегодня астрономы знают, что «шапки» и «воротники» указывают на полярные вихри облаков — гигантские штормовые системы, подобные ураганам на Земле.

Венера определённо не имеет пятен или поясов с резкими очертаниями, подобные тем, которые видны на Юпитере или Марсе. Но большинство терпеливых наблюдателей могут заметить несколько расплывчатых теней. Их редко можно разглядеть столь отчётливо, чтобы попытаться изобразить на рисунках, и вряд ли они заслуживают пристального внимания. Но примечательно, что даже в эпоху продвинутых космических аппаратов их природа остаётся необъяснимой. На самом же деле, они ставят перед человечеством одни из самых мучительных вопросов, которые может задать Солнечная система. В том числе, как утверждают некоторые, возможность того, что жизнь могла когда-то зародиться на ныне негостеприимной поверхности Венеры, давным-давно эволюционировав для выживания исключительно в её облаках.

Франческо Бьянкини регулирует окуляр небольшого телескопа, наблюдая за Венерой. Рисунок: Pier Leone Ghezzi

Неизвестный пионер 18 века

Первое заслуживающее внимания исследование особенностей облаков Венеры было сделано преподобным Франческо Бьянкини, чьё служение церкви включало также роль камергера папы Александра VIII. Бьянкини был весьма любознательным человеком и проницательным астрономом, занимавшимся реформой календаря. А в 1726 году он провёл исследование Венеры, называемой в то время «вечерней звездой».

Чтобы исследовать эту планету, Бьянкини с помощью помощника установил телескопы в различных местах Рима, в том числе на Палатинском холме возле дворца Цезарей. Его лучшие наблюдения были сделаны с помощью телескопов, которые, вероятно, имели апертуру около 6 сантиметров, увеличение в 112 раз, и были изготовлены римским инструментальным мастером Джузеппе Кампани. Начиная примерно через полчаса после захода солнца и продолжая так долго, как только мог, Бьянкини обнаружил серию тёмных пятен на Венере. Внешне они выглядели также, как наблюдаемые невооружённым глазом лунные моря, хотя и были менее отчётливы.Продолжая дальнейшие наблюдения на следующее утро и вечер, он продолжал создавать части (клинья) для венерианского глобуса. Бьянкини называл наблюдаемые места на Венере в честь католических исследователей, таких как Колумб, Веспуччи и Галилей, и монархов, таких как португальский принц Генрих Мореплаватель и его покровитель португальский король Иоанн V.

Эти зарисовки облаков Венеры основаны на наблюдениях Бьянкини, сделанных в Италии во время вечерней элонгации Венеры в феврале 1726 года. Рисунки: Francesco Bianchini in Hesperi et Phosphori nova phaenomena (1728)

И хотя сравнение Бьянкини венерианской поверхности с лунными морями и его вывод о периоде вращения планеты в 24,3 суток оказались ложными, впоследствии выяснилось, что обнаруженные им пятна всё же существовали на самом деле. Фактически, ряд астрономов 19 века видели подобные пятна на Венере – те имели округлую форму и прилегали к терминатору (границе между освещённым и затенённым полушариями). Однако ни одно из них не было достаточно чётко очерчено, чтобы позволить оценить период вращения планеты, который, как мы теперь знаем, составляет примерно 243 земных суток.

Странная интермедия

Более века расплывчатые пятна на Венере, такие как те, что заметил Бьянкини, обычно считались неотъемлемой частью внешнего облика планеты. Но в конце 19 века американский астроном Персиваль Лоуэлл вызвал бурю негодования — не своими измерениями периода вращения Венеры, а тем, как он истолколковал её особенности.

Э. Э. Барнард сделал этот набросок в 1889 году, используя 30-сантиметровый рефрактор Ликской обсерватории. Он назвал это своим лучшим видом на Венеру. Рисунок: Astrophysical Journal

С помощью 60-сантиметрового рефрактора Кларка, который он установил сначала во Флагстаффе, а затем и в Такубайе рядом с национальной обсерваторией Мехико, он смог различить на Венере следы, напоминающие спицы колеса. Он описал эти особенности во множестве статей, некоторые из которых включали и карты поверхности планеты, опубликованные в научных журналах, а также газетах и даже в литературных изданиях, таких как The Atlantic Monthly. Лоуэлл писал, что так называемые спицы были «на удивление контрастными, чёткими и хорошо видимыми, как отметины на Луне… с идеально очерченным контуром». Он рассматривал их как элементы поверхности, различимые сквозь прозрачную завесу атмосферы Венеры, и считал, что их движение недвусмысленно подтверждает период вращения нашего родственного мира в 224,7 суток.

Наблюдения Лоуэлла и выводы, которые он сделал на их основе, «полностью противоречили всему тому, что было сделано ранее», как заметил французский астроном и писатель Камиль Фламмарион. Несколько помощников Лоуэлла во Флагстаффе, особенно его секретарь Рекси Луиза Леонард, зарисовали похожие следы на поверхности, что и у него. Но остальной астрономический мир был единодушен в своей критике. Реакция была необычайно резкой (хотя, возможно, и заслуженной) и способствовала нервному срыву Лоуэлла, когда он вернулся из Мексики. Тем не менее, он настаивал на реальности своих наблюдений и после того, как приехал во Флагстафф в 1901 году. Его первым делом было приобретение спектрографа Брашира и передача его в руки своему помощнику Весто Мелвину Слайферу, чтобы он мог подтвердить более длительный период вращения планеты и подкрепить первоначальные наблюдения, сделанные во Флагстаффе. Лоуэлл так никогда и не отказался от спицеобразных отметин на венерианской поверхности, и продолжал вместе со своими помощниками зарисовывать эти характерные особенности Венеры, хотя в более поздних рисунках они и не были столь регулярными, как сообщалось изначально. В целом, как и в случае с его наблюдениями каналов Марса, работа Лоуэлла поставила под сомнение ценность визуальных исследований планет.

Глобус Венеры, который можно увидеть на этом снимке, находится в Оксфордской библиотеке Крайст-Чёрч и основан на карте, опубликованной Бьянкини в Hesperi et Phosphori nova phaenomena. Фотография: William Sheehan

Как сказал знаменитый английский астроном-любитель сэр Патрик Мур, чья книга «Планета Венера» (Macmillan, 1958) была своего рода библией для изучения Венеры в ту эпоху: «Визуальные наблюдения, сделанные с помощью телескопа, нам здесь мало полезны, поэтому мы должны вместо этого обратиться к фотографическим данным».

Фотографии в помощь

Поначалу фотографии Венеры давали не больше информации, чем визуальные наблюдения. Судя по всему, французский астроном Фердинанд Кениссе предпринял первую попытку сфотографировать Венеру в 1911 году в обсерватории Камилла Фламмарион в Жюви-сюр-Орж, Франция, получив снимок планеты в видимом свете. Однако это мало чем помогло делу. Настоящий прорыв произошел, когда Фрэнк Элмор Росс из Йеркской обсерватории сфотографировал Марс и Венеру с помощью цветных фильтров во время творческого отпуска на горе Вильсон в 1926-27 годах. До прихода в Йеркс Росс проработал почти десятилетие в компании Eastman Kodak, исследуя фотоэмульсии и фильтры, поэтому он был хорошо осведомлён о новейших технологиях.

На этом снимке 1896 года телескоп Кларка установлен под брезентовым куполом в Такубайе, Мексика. Он оставался на этом месте в течение нескольких месяцев. Фотография: Lowell observatory archives

Во время исключительно благоприятной элонгации Венеры в июне 1927 года Росс фотографировал эту планету с помощью 150- и 250-сантиметровых рефлекторов Маунт-Вилсон в течение 25 ночей, почти непрерывно, насколько это было возможно. Изображения в видимом свете были невыразительными. Но Росс возлагал надежды на свои инфракрасные фильтры, поскольку именно они использовались в наземной аэрофотосъемке для проникновения сквозь туман или дымку. К сожалению, инфракрасные снимки оказались столь же бесполезными. Но Росс всё же смог добиться ошеломляющих результатов, используя только что выпущенный УФ-фильтр Eastman Kodak Wratten 18A UV. Полученные с помощью этого фильтра изображения выявили множество деталей, показывая тёмные следы, как правило, в виде полос, идущих параллельно предполагаемому экватору планеты и соединяющихся примерно под прямым углом к терминатору. 

Интерпретация Россом этих новых особенностей поверхности Венеры носила предварительный характер. В статье 1927 года в Astrophysical Journal он предположил, что они могут представлять собой «вариации в структуре тонкого слоя перистых облаков, покрывающих плотную жёлтую нижнюю атмосферу, несомненно, из-за сильных возмущений, возникающих далеко внизу, возможно, вблизи поверхности самой планеты». Основываясь на наилучшей оценке своих данных, он предположил, что период вращения планеты составляет 30 дней.

Рекси Луиза Леонард, секретарь Персиваля Лоуэлла, 29 октября 1896 года зарисовала «систему спиц» Венеры, используя 60-сантиметровый рефрактор Кларка в Такубая, Мексика. Изображение: Lowell Observatory archives

День Буайе

По какой-то причине никто сразу не отреагировал на открытие Россом УФ-пятен на Венере. Эрл Карл Слайфер, брат Весто Слайфера, в последующем году начал фотографировать Венеру в ультрафиолете. Он продолжал этим заниматься до 1948 года, но не публиковал свои работы аж до 1964-го. Серия УФ-фотографий, сделанных Робертом С. Ричардсоном на горе Вилсон в 1954 году, также не принесла ничего нового. Прошло 30 лет, прежде чем кто-либо добавил что-либо существенное к видению Росса — и это было сделано не профессиональным астрономом, а любителем.

Родившийся в Тулузе, Франция, в 1911 году, Шарль Буайе провёл много лет в Экваториальной Африке на французской судебной службе. Будучи радиолюбителем, он связался с коллегой-энтузиастом Анри Камишелем, астрономом из знаменитой обсерватории Пик-дю-Миди во французских Пиренеях. Камишел поощрял зарождающийся интерес Буайе к планетам. В месте его жительства на тот момент (4° к югу от экватора) планеты часто находились высоко в небе. Понимая, что обладает отличной возможностью для первоклассных наблюдений, Буайе построил свой собственный 25-сантиметровый рефлектор Ньютона на основе зеркала, созданного известным французским оптиком Жаном Тесеро. Хотя его искатель был установлен на довольно примитивной азимутальной монтировке, Буайе придумал способ (используя детали из набора Meccano) перемещать камеру по фокальной плоскости своего телескопа, чтобы правильно отслеживать небесные тела. Он попросил Камишеля помочь ему с выбором объекта для наблюдения. И Камишель, который как раз фотографировал Венеру в ультрафиолете с Пика дю Миди, предложил Буайе тоже попробовать.

Рекси Луиза Леонард, секретарь Персиваля Лоуэлла, зарисовала «систему спиц» Венеры 23 февраля 1897 года, используя 60-сантиметровый рефрактор Кларка в Такубая, Мексика. Изображение: Lowell Observatory archives

Буайе вёл свои наблюдения с августа по сентябрь 1957 года. Не имея подходящего УФ-фильтра, он обходился сине-фиолетовым Wratten 34. Изображения были маленькими и эстетически непривлекательными, но они зафиксировали то, что казалось тёмной областью в атмосфере Венеры, которая возвращалась к терминатору с интервалом примерно в четыре дня. Камишель сверил свои изображения с полученными Буайе, найдя дополнительные доказательства в поддержку этого временного интервала. Серия наблюдений продолжалась до 1960 года, после чего двое мужчин пришли к выводу, что четырёхдневное вращение верхних слоёв атмосферы «совершенно бесспорно».
Однако результат их исследований всё же был встречен скептически — и не в последнюю очередь Карлом Саганом. Как тогдашний редактор журнала планетарных наук Icarus, Саган отклонил раннюю статью, представленную Буайе и Камишелем. Только в 1974 году четырёхдневное вращение верхних слоёв атмосферы Венеры было подтверждено, когда Mariner-10 сделал УФ-снимки облаков во время пролёта мимо планеты по пути к Меркурию.

Эрл К. Слайфер сделал эти зарисовки Венеры в период с декабря 1907 по январь 1908 года. Помимо того, что он был всемирно известным фотографом планет, Слайфер усердно занимался визуальными наблюдениями. Он также изучал каналы на Марсе, зарисовывая их так, как их видел его наниматель Персиваль Лоуэлл. Изображение: Lowell Observatory archives

К тому времени астрономы с помощью радара обнаружили, что вращение физического тела планеты было медленным и ретроградным, с периодом в 243 дня. Это означало, что атмосфера Венеры подвержена суперротации», обращаясь примерно в 60 раз быстрее, чем её поверхность. Но как она смогла преодолеть поверхностное трение и приобрести такой большой угловой момент, чтобы вращаться столь быстро? Долгое время это считалось необъяснимой загадкой. Но недавние наблюдения с помощью космических аппаратов дают повод предположить, что тепловые приливы, создаваемые периодическим нагревом Солнцем атмосферы Венеры, могут быть источником этого избыточного углового момента.

Ещё одна загадка, которая остается неразгаданной – это источник поглощения УФ-излучения, ответственного за тёмные полосы, обнаруживаемые на фотографиях и соответствующие тёмным пятнам, иногда обнаруживаемым астрономами-любителями.

Венера кажется неинтересной и безликой на таких инфракрасных изображениях, как и в видимом диапазоне длин волн. Этот снимок был сделан Уильямом Лезербарроу из Шеффилда, Англия, с помощью 30-сантиметрового телескопа Максутова-Кассегрена с пропускающим фильтром 742 нм. Фотография: William Leatherbarrow

Загадка поглощения ультрафиолета: есть ли жизнь в облаках?

Итак, что же является первопричиной тех тёмные областей, которые столь быстро вращаются вокруг этой планеты? Удивительно, но мы до сих пор не знаем ответа. Природа поглощения ультрафиолета остаётся, спустя почти столетие после фотографий Росса, одной из величайших загадок Венеры.

Что мы знаем, так это то, что поглощение наблюдается в толстом облачном слое капель серной кислоты, который простирается от 48 до 70 километров по высоте. В нижней его части температура составляет около 110 градусов по Цельсию, а давление примерно в два раза больше, чем на Земле на уровне моря. В верхней же температура опускается до 45 градусов, а давление до 4 процентов от земного. Учёные идентифицировали некоторые химические элементы в верхних слоях облаков, из которых серосодержащие соединения оксида серы (S2O) и диоксида серы (S2O2) лучше всего соответствуют спектру поглощения. Однако ещё предстоит пройти долгий путь, чтобы однозначно идентифицировать УФ-поглотитель (или поглотители) на Венере. В.А. Краснопольский из Католического университета Америки и Московского физико-технического института, будучи первым человеком, построившим фотохимическую модель атмосферы Венеры над облачным слоем, заключает в статье 2021 года в Icarus: «нет общего согласия относительно природы поглотителя УФ-излучения на Венере, и, таким образом, это остаётся одной из самых интригующих загадок в области изучения планетарных атмосфер». Кроме того, какие бы поглотители УФ-излучения ни находились в нижних слоях атмосферы, вне нашего взора остаётся незамеченными значительно больше таинственных явлений.

Есть и другая, более экзотическая теория: микробы, живущие и парящие в облаках Венеры. Еще в 1967 году, когда советский космический аппарат «Венера-4» впервые исследовал атмосферу планеты, Карл Саган и Говард Моровиц выдвинули идею об обитающих в венерианских облаках микроорганизмах. Они, конечно, знали, что жизнь на поверхности кажется невозможной. Давление почти чистой двуокиси углерода атмосферы Венеры примерно в 90 раз больше, чем на Земле, что сравнимо с давлением на глубине почти 900 метров в земном океане. Кроме того, из-за безудержного парникового эффекта её температура составляет 470 градусов Цельсия. Даже термофильные (теплолюбивые) микроорганизмы на Земле не смогли бы выжить в таких условиях. Хотя некоторые термофилы и могут процветать при температурах до 113 градусов — выше точки кипения воды — однако когда температура поднимается ещё выше, биомолекулы, из которых состоят организмы, распадаются в течение нескольких секунд. Поэтому, исходя из нашего нынешнего понимания жизни, поверхность Венеры должна быть совершенно стерильной.

Фрэнк Э. Росс сделал эти ультрафиолетовые снимки Венеры в июне 1927 года с помощью 150- и 250-сантиметровых рефлекторов в обсерватории Маунт-Вилсон. Изображение: Astrophysical Journal (1928)

Но предположим, что в какой-то момент в далёком прошлом микробы, возникшие на когда-то обитаемой поверхности, переместились в более прохладные облака, сделав их своим домом. Всегда было небольшое количество учёных, готовых принять на веру эту довольно спекулятивную теорию. В 1975 году, доказав, что уменьшение отражательной способности облаков Венеры в ближнем ультрафиолетовом свете можно объяснить, если облака содержат частицы элементарной серы и серной кислоты, Брюс Хапке и Роберт Нельсон из Питтсбургского университета в статье в Journal of Atmospheric Sciences пришли к следующему выводу: «Мы не можем не отметить, что известно много примеров анаэробных земных организмов, у которых восстановление или окисление различных форм серы являются важными источниками энергии в их метаболизме».

А в 1986 году, спустя почти три десятилетия после завершения своей работы по вращению верхних облаков Венеры, Буайе опубликовал во французском популярном астрономическом журнале L’Astronomie теорию о том, что тёмные пятна на облаках могут состоять из огромных пластов фотосинтезирующих организмов. Эти пласты будут вести себя так же, как цветущие водоросли в наших океанах, увеличиваясь в размерах до тех пор, пока не истощатся доступные питательные вещества, а затем вымирая в течение нескольких земных дней. Пару лет спустя американский планетолог Дэвид Гринспун подал идею, что фотосинтетический пигмент может быть неизвестным поглотителем ультрафиолета. А в начале 2000-х Дирк Шульце-Макух и Патрик Ирвин сделали очевидное (хотя и спорное) предположение, что такие венерианские организмы могут представлять собой термоустойчивые археи на основе серы, подобные обнаруженным в горячих источниках Йеллоустона или вблизи глубоководных гидротермальных жерл.

Японский космический аппарат Akatsuki, находящийся на орбите Венеры с 2015 года, сделал снимок планеты и её густых облаков в ультрафиолетовом свете. Астрономы недавно обнаружили доказательства того, что в атмосфере Венеры в обилии присутствует фосфин — химическое вещество, в значительной степени вырабатываемое живыми организмами здесь, на Земле. Хотя результаты и противоречивы, они вызывают вопросы о наличие жизни в нашем родственном мире. Изображение: ISAS | JAXA | Akatsuki

Однако существует ряд нестыковок, связанных с теориями о живых микроорганизмах, обитающих в облаках Венеры, которые ещё только предстоит разрешить. Чтобы такая жизнь развилась на Венере, там когда-то должны были быть океаны или, по крайней мере, поверхностные озёра и водоёмы. Но за последние несколько сотен миллионов лет вся поверхность планеты была преобразована в результате одновременных вулканических извержений крупных магматических областей, стёрших весь рельеф. Таким образом, изучать его историю достаточно проблематично.

И хотя поверхность Венеры сейчас представляет собой дантовский ад, давайте предположим, что в какой-то момент в прошлом там действительно сформировалась микробная жизнь. Могла ли эта жизнь переместиться с помощью термального потока, как это делают микроорганизмы на Земле, и эволюционировать, чтобы выжить на экстремальных высотах? Земных аналогов, которые делают это, нет. И хотя парящие на нашей планете микроорганизмы могут оставаться в атмосфере в течение нескольких дней, для размножения они всё же должны спускаться вниз. Но, возможно, микроорганизмы на Венере эволюционировали вместе с изменением условий в атмосфере. Как сказал Йен Малкольм в «Парке Юрского периода»: «Жизнь всегда найдёт выход».

Крайняя кислотность атмосферы Венеры — ещё одна проблема для существования жизни, несмотря на то, что некоторые археи выживают в экстремальных условиях на Земле, где pH составляет около единицы, что сравнимо с кислотностью верхних облаков Венеры. Если венерианские микробы действительно существуют, им, вероятно, пришлось бы выработать какую-то защитную мембрану, чтобы выжить в столь суровой среде с высокой кислотностью.

Возможно, облака Венеры засеяны переносимыми по воздуху микробами, напоминающими земных автотрофов, которые способны восстанавливать элементарную серу до сероводорода и поэтому процветают в отсутствие кислорода. Или, возможно, они напоминают некоторые типы фотосинтезирующих организмов, пик поглощения которых приходится на сине-фиолетовый или ультрафиолетовый спектр вместо синего, жёлтого и красного, которые оптимально поглощают наземные аналоги, такие как водоросли и растения. Как обсуждалось в статье Санджая Лимая из Университета Висконсин-Мэдисон и его коллег в 2018 году, существует множество химических соединений, которые поглощают те же длины волн света, что и поглощающие области на Венере. К ним относятся железосодержащие белки, такие как гем (предшественник гемоглобина), сульфид железа (наиболее распространенный сульфидный минерал в земной коре, который встречается в гидротермальных отложениях, таких как Йеллоустоун), и фотосинтетические пигменты, такие как хлорофиллы. Действительно, спектр поглощения Thiobacillus ferrosxidans, высокоацидофильной (рН 1,5–2,0) бактерии, которая получает энергию за счёт окисления двухвалентного железа или восстановленных неорганических соединений серы, заметно похож на спектр облаков Венеры.

Есть также недавние заявления об обнаружении фосфина в облаках Венеры, которые вызвалисерьёзные споры в научном сообществе. Всё потому, что на Земле этот газ производят микроорганизмы, а для синтеза фосфина требуется восстановительная атмосфера, которая вытесняет кислород. Восстановительные соединения, такие как метан, аммиак, аминокислоты и т.п., нестабильны в окисленной атмосфере, поскольку они подвержены окислению. Так что для того, чтобы такой газ, как фосфин, оказался в облаках Венеры, необходимо, чтобы он каким-то образом восполнялся. Но как именно, ещё только предстоит определить. Недавний анализ (опубликованный в марте в журнале Geophysical Research Letters) данных, полученных при наблюдении за средними облачными слоями Венеры миссией Pioneer Venus в 1978 году, подтверждает потенциальное существование фосфина, а также следы ряда других соединений, свидетельствующих о наличии восстановительной атмосферы, которую венерианские микроорганизмы могли бы использовать для поддержания метаболических процессов. С другой стороны, некоторые исследователи оспаривают это, утверждая, что избыток фосфина можно объяснить извержениями вулканов на поверхности или ударами молнии в облаках.

Планируемый к запуску в 2029 году космический корабль NASA DAVINCI пролетит сквозь атмосферу Венеры, при этом проводя измерения состава облаков. Данные амбициозной миссии помогут учёным лучше понять, как формировалась и развивалась Венера. Изображение: NASA

В поисках ответа

На данный момент мы просто не знаем, что конкретно происходит в облаках Венеры. Но в любом случае их потенциальная обитаемость больше не является маргинальной теорией. Действительно, это стало одним из поводов, недавно побудивших администрацию NASA одобрить два проекта космических аппаратов для полёта к родственной Земле планете. Запуск миссий, известных как VERITAS и DAVINCI (, запланирован на период с 2028 по 2030 год. Примечательно, что DAVINCI займётся поиском следов молекул, присутствующих в атмосфере Венеры, включая возможные поглотители УФ-излучения, при спуске сквозь облака к поверхности. За ними последуют ещё три миссии в 2030-х годах, кульминацией которых станет доставка на Землю образца венерианского грунта. Между тем, Европейское космическое агентство одобрило EnVision, миссию, аналогичную VERITAS. Её целью станет топографическое картирование и анализ состава поверхности планеты. Венера, которой долгое время пренебрегали по сравнению с другим соседом Земли, вот-вот станет довольно оживлённым местом.

Вполне вероятно, что в конце концов эти миссии позволят безошибочно идентифицировать таинственные поглотители УФ-излучения, расположенные в облаках Венеры. Какими бы они ни оказались, органическими или неорганическими, поняв их природу, мы завершим начатое Бьянкини, Россом, Буайе и другими. Но даже в этом случае все эти странные особенности Венеры, несомненно, еще долгие годы будут привлекать к телескопу фотографов и визуальных наблюдателей.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

23
Войдите, чтобы видеть ещё 5 комментариев, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Коррозийный Питер Снепбек
Вечность назад

Спасибо!

Ложный Знайка
Вечность назад

Дякую за переклад

Показать скрытые комментарии

Загружаем комментарии...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не видеть рекламу, создавать и отслеживать темы, сохранять статьи в личные закладки и участвовать в обсуждениях
Если не получается зайти отсюда, попробуйте по ссылке.